вторник, 20 марта 2012 г.

Карне - записная книжка наших прабабушек

Немножко об одной интересной детали дамского туалета, а именно бальных книжечках. Они назывались карне .
Миниатюрная плоская коробочка, чаще всего прямоугольной формы, для хранения грифеля и пластинок из слоновой кости или перламутра. В былые времена на них во время бала, в театре и т. п. было принято писать записки, обычно куртуазного содержания.
Золотое карне, покрытое прозрачной синей эмалью по гильошированному (гравированному) фону, было преподнесено императрице Екатерине II князем Г.А. Потемкиным. Оно имеет декор из полужемчуга, опалов, изумрудов и надпись, выполненную алмазами с двух сторон: "НАПОМИНАНИЕ" - "БЛАГОДАРНОСТИ". Лицевая и оборотная стороны футляра украшены медальонами расписной эмали. На одном богиня мудрости Минерва венчает лавровым венком портрет Екатерины II, поддерживаемый коленопреклоненным богом времени Хроносом, и муза истории Клио с раскрытой книгой. На втором - изображение фигур воина и гения Славы перед жертвенником с надписью: "Тобою восхожу".
 
Карне с портретом великой княгини Марии Федоровны 
Золото, стекло, эмаль, кость, миниатюра, гравировка, гильошировка, роспись.
Россия. Санкт-Петербург. Около 1780 г.


Куприн"Гранатовый браслет": 
Она достала из своего ручного мешочка маленькую записную книжку в удивительном переплете: на старом, стершемся и посеревшем от времени синем бархате вился тускло-золотой филигранный узор редкой сложности, тонкости и красоты, - очевидно, любовное дело рук искусного и терпеливого художника. Книжка была прикреплена к тоненькой, как нитка, золотой цепочке, листки в середине были заменены таблетками из слоновой кости.
- Какая прекрасная вещь! Прелесть! - сказала Вера и поцеловала сестру...
Как странно, - сказала Вера с задумчивой улыбкой. - Вот я держу в своих руках вещь, которой, может быть, касались руки маркизы Помпадур или самой королевы Антуанетты... Но знаешь, Анна, это только тебе могла прийти в голову шальная мысль переделать молитвенник в дамский carnet [записная книжка (фр.)]. 
 

Carnet
1) (записная) книжка; блокнот
carnet à souche — отрывная книжка
carnet de chèques — чековая книжка
carnet à croquis — блокнот, тетрадь для эскизов
carnet de métro — книжка билетов на метро
carnet de tickets — билетная книжечка
2) журнал (наблюдений); реестр
carnet de commandes — портфель заказов
ordres en carnet — имеющиеся заказы
carnet d’échéance — реестр сроков платежей
carnet de voyage — путевой дневник
carnet de bord — маршрутный журнал
carnet de route — путевой лист
carnet de notes — журнал, табель (с отметками школьника)
carnet des scores спорт — дневник игр 
 
Вначале, когда я услышала описание, я подумала, что карнэ напоминает визитницу.(Это подразумевалось в контексте) Однако, посмотрев перевод с французского, обнаружила, что это может быть книжка, где листы должны отрываться. Предположила, что раньше в карнэ собирались пластинки из слоновой кости или просто костяные пластинки(вместо страничек), где указывалось время встречи с кем-либо или приглашение на бал, и т.д. (это опять было обозначено, что именно костяные пластинки 
 
Карнэ - бальные книжечки, предназначенные для записи приглашений.
Если приглашения на мелкие танцы делались всегда на самом балу, то на кадрили, мазурку и котильон обычно приглашали задолго. И у дам и у кавалеров были специальные записи танцев. У «имеющей успех» дамы было почти безнадежно просить какую-нибудь кадриль, а тем более мазурку или котильон, на самом балу: все было разобрано заранее. 
 
И вот как раз в этой книжечке - карнэ - были расписаны по порядку все танцы, которые будут на грядущем балу, и кавалер, подходя к даме, просит записать его имя на тот или иной танец. Вот как все сложно!
Бальная книжка - карнэ - была изящной и маленькой, умещалась на ладони. Обычно она имела серебряный, костяной или кожаный переплет с золотым тиснением, к нему подвешивали миниатюрный карандаш. Страницы были бумажные или костяные. Костяные книжки служили вечно, так как текст с них стирали резинкой или влажной тряпочкой. Карнэ носили на цепочке веера или пристегивали крючком к лифу бального платья. 
 
Карнэ нередко представляла собой ювелирное изделие. Обложку украшали драгоценными камнями, перламутром, золотой монограммой, внутри книжечки было несколько «листочков», чаще всего из слоновой кости, на цепочке — карандашик, и при помощи специального колечка она крепилась к поясу бального платья.
Назначение этих книжек — не сбор доказательств успеха светских красавиц, напротив, они предостерегали их от промаха, от путаницы партнеров. В противном случае в свете мог затеяться страшный скандал, что не только лишало даму репутации, но и из-за него могли поплатиться карьерой ее ближайшие родственники.
Дамам тяжело было удержаться от соблазна считать бальную книжечку списком своих любовных побед, ведь обычно имя кавалера, появившееся на страницах карнэ, говорило о его симпатии и интересе к ее обладательнице. Однако правила этикета подчеркивали, что записи в бальной книжке и успех в обществе не связаны прямым образом.
Карнэ современных юных дам - это обычный мобильник, в памяти которого хранятся СМС-ки от потенциальных кавалеров. 
 
- Мисс Пинк, у вас, может быть, остались свободные танцы?
Улыбаясь деланной улыбкой и слегка краснея, мисс Пинк отвечала:
- Да, кажется, остались! - и, заслонив рукой чистое карнэ, лихорадочно записывала Гэтеркоула где-то в самом конце под тем танцем, который он предлагал.(Джон Голсуорси. Собственник) 
 


Нашла еще слова, означающие бальную книжку карнэ - таблетка -а по-немецки - агенда. (что в англ agenda означает расписание, план, повестка дня?)
Слово «бал» пришло в русский язык из немецкого Ball - в переводе оно означает «мяч». 
В старину в Германии существовал такой обычай: на Пасху сельские девушки с песнями обходили дома своих подруг, которые за минувший год вышли замуж. Каждой из них дарили по мячику, набитому шерстью или пухом. В ответ молодая женщина обязывалась устроить для всей молодежи деревни угощение и танцы, наняв за свой счет музыкантов. Сколько было в селе молодоженов, столько давалось и мячей, или балов, то есть вечеринок с танцами. В России до конца XVII в, ничего похожего на балы не существовало. В 1718 г. указом Петра были учреждены ассамблеи, ставшие первыми русскими балами. 
На протяжении XVIII — XIX вв. балы все прочнее входили в русский обиход и вскоре перестали быть принадлежностью только дворянского образа жизни, проникнув во все слои городского населения. Некоторые бальные танцы, например «кадриль», в XIX в стали танцевать даже в деревне, 
Бал имел свои правила, свою последовательность танцев и свой этикет, особые для каждой исторической эпохи. Обязательной принадлежностью бала был оркестр или ансамбль музыкантов. Танцы под фортепьяно балом не считались. Бал всегда заканчивался ужином и очень часто включал дополнительные, кроме танцев, развлечения: небольшой концерт специально приглашенных артистов или любителей - певцов и музыкантов — из числа гостей, живые картины, даже любительский спектакль. Каждый, устраивая балы, желал перещеголять соседа. Создавались домашине театры, артистами и певцами могли быть крепостные. Шереметьев в Кусково сделал много для развития театрального искусства России 
 

В эпоху Екатерины II сложились особые правила бального этикета. Бал начинали с приглашения за несколько дней с тем, чтобы приглашенные могли позаботиться о своих нарядах и настроиться на бал. На придворные балы полагалось приезжать раньше назначенного часа, на все остальные — чуть-чуть опаздывать.
Правила вежливости определяли, чтобы входя в большую залу, участник бала приветствовал его организаторов — хозяев, а затем других гостей сообразно их полу и возрасту: дам и стариков приветствовали прежде всех.
Порядок приглашения на танцы также был определен еще в XVIII веке. Перед открытием танцев молодые люди ангажируют дам. Участники бала, не твердо знающие фигуры и не имеющие слуха, должны были непременно воздерживаться от танцев. Танцующие девушки были обязаны принимать приглашение всех без исключения кавалеров. Танцевать более трех раз с одним и тем же партнером в течение одного бала считали моветоном (от фр. mauvais ton — дурной тон), исключение — жених и невеста.
Для того чтобы не забыть всех своих кавалеров, дамам полагалось иметь при себе маленькую записную книжку, с которой у нас и начался разговор на эту тему.
Если у дамы оставались "свободные танцы", то приглашения на них принимались обязательно. Если она устала и не хочет танцевать, ей лучше выйти в другую комнату. "Свободные танцы" в агенде (карнэ) воспринимались как свидетельство неуспешности девушки на балу. Отказав пригласившему ее кавалеру, дама должна была пропустить этот танец. Считалось крайне неприличным и оскорбительным отказать одному и тотчас принять приглашение другого кавалера. Танец с незнакомцем воспринимался как вопиющее нарушение всех правил этикета. Дамам тяжело было удержаться от соблазна считать бальную книжечку списком своих любовных побед, ведь обычно имя кавалера, появившееся на страницах агенды, говорило о его симпатии и интересе к ее обладательнице. Однако правила этикета подчеркивали, что записи в бальной книжке и успех в обществе не связаны прямым образом.

"В нарядах их вкусу было пропасть: муслины, атласы, кисеи были таких бледных модных цветов, каким даже и названья нельзя было прибрать (до такой степени дошла тонкость вкуса). Ленточные банты и цветочные букеты порхали там и там по платьям в самом картинном беспорядке, хотя над этим беспорядком трудилась много порядочная голова. Легкий головной убор держался только на одних ушах, и казалось, говорил: "Эй, улечу, жаль только, что не подыму с собой красавицу!" Талии были обтянуты и имели самые крепкие и приятные для глаз формы (нужно заметить, что вообще все дамы города N. были несколько полны, но шнуровались так искусно и имели такое приятное обращение, что толщины никак нельзя было приметить). Все было у них придумано и предусмотрено с необыкновенною осмотрительностию; шея, плечи были открыты именно настолько, насколько нужно, и никак не дальше; каждая обнажила свои владения до тех пор, пока чувствовала по собственному убеждению, что они способны погубить человека; остальное все было припрятано с необыкновенным вкусом: или какой-нибудь легонький галстучек из ленты, или шарф легче пирожного, известного под именем "поцелуя", эфирно обнимал шею, или выпущены были из-за плеч, из-под платья, маленькие зубчатые стенки из тонкого батиста, известные под именем "скромностей". Эти "скромности" скрывали напереди и сзади то, что уже не могло нанести гибели человеку, а между тем заставляли подозревать, что там-то именно и была самая погибель. Длинные перчатки были надеты не вплоть до рукавов, но обдуманно оставляли обнаженными возбудительные части рук повыше локтя, которые у многих дышали завидною полнотою; у иных даже лопнули лайковые перчатки, побужденные надвинуться далее, - словом, кажется, как будто на всем было написано: нет, это не губерния, это столица, это сам Париж! Только местами вдруг высовывался какой-нибудь не виданный землею чепец или даже какое-то чуть не павлиное перо в противность всем модам, по собственному вкусу. Но уж без этого нельзя, таково свойство губернского города: где-нибудь уж он непременно оборвется"
Н.В.Гоголь




Знак к началу бала отдавали хозяева, и первым танцем, как правило, был полонез. Его обычно танцевали все или почти все присутствовавшие. Далее танцы шли почти непрерывно, и мало было таких кто не пропускал ни одного танца за вечер.
Последовательность танцев заранее объявляться стала довольно поздно – ближе к концу века, когда появились и вошли в моду "малые" танцы – такие, как падекатр, падеспан, паде… и так далее. Соответственно, с этого же времени устроители бала стали выпускать "карне" – программки бала, где можно было записать своих партнеров на тот или иной танец. До того бальные книжечки, опять-таки предназначенные для записи приглашений, у дам были свои собственные, являвшиеся порой произведениями искусства.






Существовали строгие правила приглашения на танец. Кавалеру рекомендовалось делать приглашение в виде комплимента: «Вы так прекрасны сегодня, что любоваться Вами – одно удовольствие. Надеюсь, Вы подарите мне счастье любоваться Вами в мазурке?».
Дама имела право отказать, если: а) кавалер был без перчаток; б) она хотела пропустить танец – не танцевать, а отдохнуть; в) она уже обещала этот танец другому; в) она уже танцевала с этим кавалером три танца за вечер или предыдущий танец. В любом другом случае дама была обязана принять приглашение. Если она отказывала без причины, она не имела право участвовать в этом танце вообще. Делая приглашение, кавалер должен был даме поклониться, а дама, вне зависимости от того, соглашалась ли она – сделать небольшой книксен. А для этого сидящей даме необходимо было встать с места.




Дамы и девушки одевались в платья по последнему писку моды, каждое из которых создавалось на 1-2 бала. Дамы могли выбирать любой цвет для платья (если он не был оговорен особо – например, в 24 января 1888 г. в С.-Петербурге проводился изумрудный бал, на котором все присутствующие были одеты в соответствующий цвет), для девушек платья шились белого цвета или пастельных тонов – голубого, розового, айвори. К платью подбирались перчатки в тон платья или белые (надевать кольца поверх перчаток считалось безвкусным). Дамы могли украсить себя головным убором – например, беретом. Девушкам рекомендовалась скромная прическа. В любом случае, шея должна была быть открыта. Украшения дам могли быть любыми – главное, чтобы они были подобраны со вкусом. Девушкам следовало появляться на балах с минимальным количеством украшений – подвеска на шее, скромный браслетик. (Кстати, парные браслеты – одинаковые на двух руках – дозволялись только представительницам императорского дома. Остальные довольствовались одинарными браслетами.)




страницы мемуаров
князя Трубецкого

После первого вальса, с которого всегда начинался бал в мое время, в Москве танцевали и другие танцы: венгерку, краковяк, падепатинер, падеспань, падекатр. Я говорю «в Москве», так как в Петербурге из мелких танцев танцевали в это, время исключительно вальс. «Старушка-Москва» вызывала улыбки петербуржцев за свою «трогательную консервативность», или «провинциальную отсталость».
Я лично был рад этой «отсталости», так как почти не мог танцевать вальса: у меня немедленно начинала кружиться голова.
Вслед за мелкими танцами шла 1-я кадриль, потом опять мелкие танцы, 2-я кадриль, мелкие танцы и 3-я кадриль. Иногда после 3-й кадрили и мелких танцев была мазурка (когда бывала 4-я кадриль, мазурка была после нее).
На ужин кавалеры вели своих дам, приглашенных на мазурку. Поэтому мазурка, как и котильон, являлись наиболее «важными» приглашениями на балу.
Если приглашения на мелкие танцы делались всегда на самом балу, то на кадрили, мазурку и котильон обычно приглашали задолго. И у дам и у кавалеров были специальные записи танцев. У «имеющей успех» дамы было почти безнадежно просить какую-нибудь кадриль, а тем более мазурку или котильон, на самом балу: все было разобрано заранее.





страницы мемуаров
князя Трубецкого

Кавалеру надо было не только пригласить даму, но и сговориться с подходящими визави. Особенно это было важно для мазурки и отчасти — котильона. Тут можно было танцевать больше или меньше и, соответственно, больше или меньше сидеть и разговаривать со своей дамой. Поэтому важно было найти одинаково настроенных визави. Заранее сговаривались и о совместном ужине.
Ужинали на вечерах и балах за небольшими столами, которые расставлялись и потом уносились. За каждым столом ужинало несколько пар.
За ужинами не подавали раньше дамам, а потом кавалерам, как теперь это принято. Кавалеры обычно накладывали с подаваемого им лакеем блюда на тарелки своих дам, таким образом, лакеям подавать дамам вообще почти не приходилось. Надо признаться, что этот обычай был более галантен, чем удобен, как для кавалеров, так и для дам.
Я забыл упомянуть, что на каждом вечере или балу был буфет с разными яствами, прохладительными напитками, шампанским и крюшоном. Обязанность кавалеров была следить, чтобы у их дам было все, чего они хотят, и угощать их.





Перед началом бала следует должным образом приготовить бальный зал: шторы на окнах должны быть задернуты, а свет зажжен, лабы воссоздать обстановку уютного вечера. Между танцами должны следовать небольшие перерывы в 5-7 минут, дабы участники бала могли вернуться на свои места, слегка отдохнуть и выбрать себе партнера на будущий танец.
На первый танец мужчине следует пригласить свою соседку по столу, на последний же - свою спутницу, с коей он прибыл на прием. Также принято приглашать своих соседок по столу, равно как и хозяйку дома. Если озяйка сидит за другим стоом, мужчине не следует приглашать ее, пока он не убедится в том, что у всех дам, сидевших за его столом, есть партнеры по танцу или они заняты беседой с кем-либо еще. Со стороны мужчины будет крайне неучтиво оставить свою спутницу без внимания на весь вечер или на большую часть его, а самому в это время заниматься посторонними разговорами либо выпивкой.
Даму, сидящую рядом с мужчиной и занятую беседой с ним, другому кавалеру приглашать на танец неучтиво. Однако если дама сидит вместе с группой других людей, кавалер может подойти к ней и осведомиться, не желает ли она потанцевать. На сии слова дама должна ответить "С удовольствием", либо "Спасибо, но мне хотелось бы отдохнуть". Если она откажет одному, но тут же примет приглашение другого, первый может счесть себя оскорбленным. Если дама желает танцевать, то ей следует танцевать с любым кавалером, пригласившим ее, если же ей не хочется танцев, то не следует делать исключений ни для кого.
В иных случаях дамы обзаводятся особого рода блокнотами, где расписаны по порядку все танцы, кои будут на грядущем балу, и кавалер, подходя к даме, просит записать его имя на тот или иной танец. Если же сей танец у дамы уже занят, то кавалер, буде ему не хочется сидеть в одиночетсве, может ангажировать на оный танец другую даму, коя не успела обзавестись партнером на сей тур бала.





http://mdbal.historicaldance.spb.ru/bal_et.htm

http://suzdal.org/ru/ladys/ball

http://lavka.lib.ru/bujold/etiket.htm

Рубрики:  Родословная вещей,

Эпоха и нравы.